«Вестник» - газета Новониколаевского муниципального района Волгоградской области
Понедельник, 15.10.2018 г.

Жили мы в хуторе Поповском…

Дорогая редакция газеты «Вестник»! Обращается к вам ваш земляк Николай Григорьевич Огнев. Извините, но замучила меня ностальгия по родной земле. Много лет я решаюсь написать, но все некогда было собраться. А сейчас на пенсии, и решил написать про свою малую родину. Можно статью назвать «Забытые хутора». Были такие и в Новониколаевском районе – Новинский, Рогатский, Поповский…
Я родился в хуторе Поповском в 1946 году. Обосновался он прямо в степи и назван был в честь фамилии Поповых – первых переселенцев. Мои родители Григорий Михайлович и Анна Гавриловна Огневы переехали в хутор в 1926 году с Тамбовской губернии, куда потом переманули многих своих родственников. Здесь уже образовывались колхозы, и жизнь была лучше. И приезжали целыми семьями с Тамбовской губернии, Воронежской, Липецкой. Фамилии Гридневы, Покидовы, Чечневы, Любимовы, Еремины, Морозовы, Спицыны, Есиковы, Лыковы. Хуторок был небольшой, дворов 15-20. Я лично помню все с 1951 года. А по рассказам стариков запомнил события тех лет.
Жили все очень скромно, бедно, но веселье было всегда. Люди радовались жизни. Но помешала война. Многие ушли на фронт. Из нашей семьи ушли воевать сразу три брата, отец и два дяди. Многие сельчане защищали Родину. И вот долгожданный май 1945-го… Победа!
Фронтовики вернулись домой, а кто-то навсегда остался на поле боя. Мой дядя Сергей Михайлович Огнев погиб в 1944 году, освобождая Румынию, там и похоронен. Николай Михайлович Огнев пропал без вести, был лихим кавалеристом. Это все данные Министерства обороны.
Многие тогда вернулись с наградами. Павел Поликарпович Попов с орденом и медалями, а Григорий Гриднев с орденом Красной Звезды. А многие не ходили на войну по брони, работали день и ночь, помогали фронту.
По рассказам стариков, жизнь стала налаживаться. Трудно было, но народ верил в будущее. После войны и детей стали рожать. Вот я и родился в августе 1946 года. В это время была уборка ржи. Говорили, что родился я прямо в поле, когда убирали урожай. Сейчас молодежь не поверит, что в то время не было роддомов близко, поэтому пуповину перевязала мне бабушка Нюрка. Вот и все.
В те времена в хуторе также не было школы, дети учились в доме моих родителей. Садик был в другом доме. Хутор жил, и с каждым годом – все лучше и лучше. И когда мне было лет 5–6, в хутор стали привозить и показывать фильмы. Киноленты крутились движком. Помню по сей день некоторые названия фильмов – «Небесный тихоход», «Чистое небо», «Волга-Волга», «Веселые ребята». Помню, как все хуторяне ждали день рождения Сталина. В этот день было понижение цен на все продукты. Сейчас такое кажется немыслимым. В суровое нам пришлось жить время, но справедливости было тогда больше.
О смерти Сталина мы узнали по приемнику, единственному на весь хутор у Николая Спицына. Работал приемник от батареек (света у нас не было). Так весь народ плакал. Какое время было тяжелое – война, разруха, а народ все выдержал, и за относительно короткий период времени наша страна вышла на уровень передовой индустриальной державы. Сейчас мы пользуемся тем, что было создано в те времена, тех темпов развития уже не достигаем. Воровство, коррупция, кризисы…
Но вернусь к своему рассказу о жизни нашего хутора. Пахать было нечем, тракторов было мало. Запрягали лошадей. Свои огороды пахали даже на коровах. Комбайны были «Сталинец-6». На нем работали по 5 человек – круглосуточно. Трудно было, но и для отдыха находили время.
Ребятишек в семьях было много – это редкость 2-3, а у многих 6-7. Дети подрастали, уезжали учиться, а кто – работать. Помнится, в хуторе был местный Кулибин – Виктор Гриднев. Учился он в Серпомолотском училище на тракториста, и однажды собрал мотор от трактора, привез домой, подключил провода с лампочками и завел движок. Свет загорелся. Так весь хутор собрался посмотреть на диковину – радости не было предела.
Была у нас своя футбольная команда, играли с другими хуторами. Удивительно, одно хочу сказать, жили трудно, но радости, смеха было заметно больше, чем сегодня. А с трудностями сталкивались на каждом шагу. Топить зимой было нечем. Изготовляли кизяки из коровьего помета, ходили по полю собирали бурьян, так как дров не было, угля тоже – он был за деньги, а денег тогда ни у кого не было. Люди работали за трудодни. И зарплату давали единовременно – в конце года. В основном получали ее зерном, а денег давали на трудодень по 1 рублю. Налоги были большие – на всю живность. Отдавали яйцом, молоком, маслом… Произошел такой случай. Брат мой Алексей повадился на потолок лазить и потихоньку яйца сырые пил, так отец поймал его на месте и побил. С налогами было очень строго.
Напишу об отношении к старикам. Мы были еще маленькие, а нас приучали и воспитывали в строгости. Люди уважали законы и старые традиции. Например, не дай бог, если встретился с человеком старше и не поздоровался, не снял головной убор – это уже жди наказания. А наказанием было – поставят в угол или, на худой конец, ремнем, что было только полезно. Зато мы любили своих родителей, уважали их старость.
В 50-е годы жизнь стала налаживаться, народ воспрянул духом. Вечерами слышны были смех, песни под гармонь эхом раздавались вокруг хутора. Запомнил одну из них с такими незамысловатыми строками: «А парень с милой девушкой на лавочке прощается…».
Летом спали на сеновале под открытым небом, на чистом свежем воздухе. Только волки выли по степи. И хотя в материальном отношении по-прежнему было тяжело, стремились помогать друг другу, и причем бесплатно. В 56-м году стали поговаривать о слиянии малых «неперспективных» хуторов. И вот в 1957 году хутор Поповский исчез полностью, его жители уехали в другие поселки, в другие места.
Хочется сказать, что многие хуторяне-земляки впоследствии стали хорошими людьми, специалистами, некоторые – заслуженными механизаторами, руководителями. Напишу об одном из них. Это Александр Михайлович Есиков, заслуженный механизатор Волгоградской области. Одних орденов и медалей с десяток, и все за ударный труд. Из семьи Гридневых дети стали руководителями. Владимир Николаевич – директором молокозавода в Филоново, Петр Николаевич долгое время работал главой администрации в хуторе Куликовском.
Вот и нет сегодня Поповского, но память еще жива, пока живы мы. Я хотел, чтобы молодые люди знали, как мы жили, воспитывались на нашем примере. Осталось очень мало земляков, большинство ушли в мир иной. Иногда я проезжаю с внуком те места, где бегал босиком, и бывает, упаду на землю, раскину руки и лежу так минут пять. Внук спрашивает: «Дед, что ты делаешь?» А я отвечаю: «Это моя родная земля! И небо голубое, и эти поля до горизонта – все это моя родина». И так становится тоскливо, что те годы уже не вернуть. Жизнь уже прожита…
Хочу через газету «Вестник» передать большой привет всем людям, кто жил в нашем хуторе. Может, кому интересно со мной связаться – мой адрес: г. Урюпинск, ул. Разливаева, 3/1, телефон 8-906-409-28-09.

 

С уважением,
Николай Григорьевич Огнев.